НСБ «Хранитель» Национальная безопасность Охранная деятельность Видеожурнал "ХРАНИТЕЛЬ"
 
 
 
 

17 апреля, 2015 | Юрий КИРИЛЛОВ

Помнит Вена советского солдата (6998)
ВенаВеликая Отечественная войнапобедапамятьветераны

Это поразительно трогательное по меркам сурового и непредсказуемого фронтового времени событие произошло ровно 70 лет назад, в середине апреля 1945 года. Именно тогда нежданно-негаданно пересеклись в Вене жизненные пути простого советского солдата Владислава Швеца и всемирно известного австрийского композитора Франца Легара. Их встреча была скоротечной, но неординарной и очень символической: в судьбах 18-летнего паренька и 75-летнего патриарха музыки оказалось много схожего.

…Освобожденная от фашистов столица Австрии – притихшая, настороженная. День клонится к вечеру. Моросит дождь. На одном из постов, выставленных прямо на улице неподалеку от штаба отдельной 109-й маневренной группы, тайком (как бы не увидели командиры!) покуривает советский солдат. Вид у него неказистый – маленький, худенький, шея болтается в воротнике гимнастерки. Зато на плече автомат, а в кармане полно сигарет – «разжился» накануне после разминирования территории табачной фабрики.

Покуривает в ладошку солдат, но бдительности не теряет. Усек, что какой-то дедок на противоположной стороне улицы давно переминается с ноги на ногу и на него, освободителя (или оккупанта?), поглядывает. Наверное, продуктов будет просить. Многие венцы приходят – изголодались…

– Ком! – крикнул часовой и махнул рукой: иди, мол, ко мне.

Старик подошел. Был он в длинном пальто, на голове – причудливая кепка с пряжкой и бомбончиком. Показал на сигарету – ясно, чего хочет.
                                                 
– Угощайся, дед! – солдат достал из кармана и щедро отдал ему целую пачку.

Незнакомец поблагодарил, жадно закурил, но не ушел.

– Приложил он руку к груди и говорит что-то такое: "Их бин компанист", – рассказывает мне сейчас в уютной львовской квартире Владислав Александрович Швец, тот самый часовой из апреля 45-го в Вене. – Все вы теперь стали компанисты, –
                                                  
ответил я ему. – Гитлер капут, так что будем дружить.

Но старик опять показывает на себя, повторяет: "Их бин компанист» и вдруг начинает тихонько напевать знакомую мелодию. Я сразу уловил ее, потому что оркестр, в котором играл до войны, часто исполнял попурри из произведений Легара. На моих нотах сверху было написано: "Пойду к Максиму я, там ждут меня друзья". Не знаю уж почему, но крепко врезались в память эти слова из оперетты "Веселая вдова".

Чувствую, именно это и мурлычет дед, хоть и с опаской. Ну я ему и подпел погромче, продолжил музыкальную фразу. Он аж просиял, стал о чем-то торопливо спрашивать. Я по-немецки кое-что понимал, ведь два года в оккупации провел (об этом позже), да и повоевал уже немало. В общем, разобрались мы с ним, что к чему. Он признал во мне музыканта, хотя я и объяснял, что нет, мол, я просто солдат.

Удивительно, но какое-то просветление на улице произошло, а ведь пасмурно было, дождичек моросил. Наверное, со стороны все это выглядело комично: щупленький молоденький солдат (мне в ту пору всего-то было 18 лет) с автоматом и изможденный старик напевают по-русски и по-немецки одни и те же арии из оперетт.
 
А когда мой собеседник назвался Легаром, я совсем ошалел. Всемирно известный композитор, музыку которого я боготворил, на пустынной улице Вены рядом со мной!

Крикнул я своему товарищу рядовому Коле Мягкову, чтобы сбегал в караульное помещение и попросил сменить меня на посту. Тогда такие вольности допускались. Сменили.

Я попросил гостя подождать, а сам сходил к капитану Ганковскому (после войны он стал генералом, служил советником в Китае, потом жил в Москве) и объяснил, с кем встретился. Офицер разрешил: «Собери ему поесть и проводи до дома, чтобы другие голодающие австрийцы не отобрали по пути продукты».

Рассказал обо всем ребятам, предложил сброситься в общий котел. Вскоре вещмешок был набит сахаром, консервами, мукой, салом, хлебом. Мы тогда часто так делали. Даже в
                                               
решении комсомольского собрания записали: "Делиться с детьми и пожилыми людьми в освобожденных районах продпайком". И в Венгрии так было, и в Болгарии, и в Румынии, и в Югославии… Мне ведь довелось в нескольких странах повоевать. И всюду мы помогали населению, никого не обижали.

– А чем же закончилась встреча с Легаром? – спрашиваю Владислава Александровича.

– Я донес мешок с провизией до самого подъезда его дома. Вел он меня по узким улочкам, рассказывал о трудной жизни. Я понимал не все, но главное было ясно. Конечно, я тогда не знал, сколько ему лет и спросил об этом. Он для убедительности показал на пальцах: 75.

У какого-то дома в несколько этажей мы постояли. Он сказал, что поднимется по лестнице сам, что мне не надо заходить в квартиру, а то, мол, его женщины умрут от испуга, увидев автомат, с которым я, естественно, не расставался.
Еще подумают, что арестовал его, а теперь и за ними пришел…

Мы попрощались. У стоявшей у подъезда старушки, видимо, соседки, уточнил, кто это? "Герр Легар", – уважительно закивала она.

– Вы с ним еще виделись?

– Я надеялся на это. Но в тот же вечер нашу часть по тревоге перебросили за десятки километров от Вены. Пришлось преследовать и добивать какие-то группы фашистов в лесистой местности. А затем перед нами поставили новую задачу. В общем, больше я Легара не видел. Не удивляйтесь, тогда не до этого было, война еще не закончилась.

Только через несколько лет после войны по-настоящему осознал и оценил, какая мне выпала удача, с каким человеком познакомился. Мечтал побывать в Вене, найти Легара, но в 1948 году он умер…

– А как вы до войны, будучи мальчишкой, узнали мелодии Легара? Родители были профессиональными музыкантами?
                                                
– Вовсе нет. Отец служил военфельдшером, потом работал бухгалтером на строительстве Днепрогэса. Туда мы переехали из Артемовска Донецкой области, где я родился. Мать работала учительницей, хотя и не имела высшего образования. Умерла она рано – в 37-м году, когда мне было 10 лет. К музыке меня приобщил отец. Он играл на гитаре, мандолине, даже на скрипке. Потом, правда, я жил у тети – отношения с мачехой не сложились. С детства участвовал в художественной самодеятельности.

Представляете, в нашей школе в Запорожье было три духовых оркестра! В одиннадцать лет я уже играл в одном из них на трубе. Отчаянно соревновались: кто лучший исполнитель? В качестве поощрения победители ехали летом обслуживать пионерские лагеря. Как же я гордился тем, что старшеклассники брали меня с собой! Значит, получалось совсем неплохо. Ребята шутили: "Тебя, Слава, фамилия обязывает: и швец, и жнец, и на дуде игрец".

Часто доводилось играть на танцах в городских парках. Исполняли произведения Штрауса, Листа, Кальмана, Легара. У них ведь много вальсов, в основе которых – народные мотивы. Эти мелодии легко запоминались. Уже тогда я знал, что Франц Легар – автор оперетт "Веселая вдова", "Граф Люксембург", "Цыганская любовь", "Ева", "Там, где жаворонок поет", "Желтая кофта"…

Вообще биография композитора очень интересная: до 12 лет жил в Будапеште, учился музыке в Праге в консерватории у отца, стал, как и он, полковым капельмейстером, потом дирижером в театре, великим композитором.

Я полюбил его творчество по-мальчишески самозабвенно, мечтал глубже изучить его в консерватории. Но война поломала все планы.

– И куда вы эвакуировались в сорок первом?

– Никуда. Отец погиб, сопровождая эшелон. А мы с тетей остались в Запорожье. Жили в подвале, прятались от гитлеровцев. Несколько раз я попадал в облавы. Когда вижу сейчас в каком-нибудь фильме, как это происходило, меня начинает трясти: ведь то же самое было и со мной. Нас,  подростков, избивали, заставляли рыть окопы.                                                                                             
Однажды во время авианалета мне с дружками удалось убежать. Долго пробирались навстречу нашим наступающим войскам. В начале сорок третьего перешли линию фронта, прибились к какой-то части. Меня не хотели брать – маленький, худой, лишь шестнадцать с половиной лет. Но я все-таки упросил. Потом воевал, как и все. Форсировал на плоту Днепр, ходил в атаки, мерз в обороне.



Конечно, было не до музыки. Однако о ней я не забывал и из-за любви к ней согрешил. Было это перед Ясско-Кишиневской операцией. Мы двигались маршем и как-то увидели необычное кладбище: на каждом кресте висело по музыкальному инструменту. Оказалось, что при прорыве гитлеровцев погиб весь полковой оркестр. Я взял одну трубу – точно такую же, на какой играл до войны, все равно ведь пропадет, а я хоть с пользой применю. Стал носить ее с собой, исполнять по приказу командира "Зарю", другие армейские сигналы и мелодии. А в штатный оркестр, точнее в музыкальный взвод, был зачислен только в самом конце апреля сорок пятого года.

Помню, как мы играли для австрийцев. Собирались и взрослые, и дети. Мы их и себя радовали вальсами Штрауса, а они танцевали и кричали: «Рус, браво!» Как сейчас, вижу счастливых однополчан-музыкантов Сашу Минаева, Ваню Кольцова, Сережу Якобсона, Колю Баканина, Сашу Романова…

– А после войны сразу за учебу?

– Нет, довелось служить еще почти восемь лет – в Мукачеве, затем во Львове. Играл в дивизионном оркестре. Потом хотел поступить в консерваторию, но так как у меня не было еще даже среднего образования, то сдал экзамены и стал заниматься в культпросветучилище. Ходил на занятия в кирзачах и гимнастерке, но одновременно был и солистом оркестра Львовского театра и балета. Представляете, как я гордился!

Затем все-таки окончил консерваторию и был оставлен в ней на преподавательскую работу, так что стал не только исполнителем, но и наставником молодых музыкантов. Долгое время был деканом факультета. Воспитанников не счесть – тысячи! И теперь, хотя уже далеко за восемьдесят, ни дня не
живу без музыки, являюсь доцентом кафедры духовых инструментов консерватории, опекаю студентов, вкладываю в развитие их способностей все силы.
                                          
– И дочь пошла по вашим стопам?

– Да, Наташа тоже окончила консерваторию, защитила кандидатскую диссертацию, стала профессором, преподает историю музыки. А теперь гордимся успехами Ани – дочери Наташи, моей внучки. Она рано начала давать сольные концерты и побеждать в конкурсах скрипачей. После выступления в Санкт-Петербурге ее пригласила в Венскую музыкальную академию всемирно известный профессор Дора Шварцберг. Под ее опекой Аня выросла в большого мастера, стала лауреатом многих международных конкурсов и фестивалей в Германии, Японии, Чехии, Литве… Ее тепло принимает искушенная английская, французская, австрийская, немецкая публика.

– А мечта побывать в Вене все-таки сбылась?

– Да, это была незабываемая поездка. Однажды я получил радостную весточку из столицы Австрии. Венская консерватория, профессорами которой стали многие ученики маэстро Легара, прислали мне приглашение.
С волнением ходил я по тем местам, где в конце войны временно дислоцировалось наше подразделение, припомнил и улицы, по которым провожал домой композитора. Австрийцы устроили мне теплый прием. Поначалу я не понимал, откуда они обо мне знают. Все прояснилось в музее консерватории, где мне показали рисунок, на котором художник изобразил Легара и неизвестного советского солдата. Там же были и воспоминания очевидцев нашей встречи в 1945 году. Поверьте, комок подступил к горлу, а на глазах появились слезы…

Как оказалось, инициаторами моего приглашения были убеленные сединами австрийские композиторы, с которыми дружил король оперетты.                                               
Владислав Александрович не скрывает восторга и ничуть не преувеличивает. Музыка стала главным смыслом и содержанием его жизни. Слушая, а тем более исполняя ее, он испытывает подлинное счастье. Конечно же, любимыми произведениями остаются сочинения великого австрийского композитора. Они будят в нем воспоминания, возвращают и в довоенное Запорожье, и в Вену апреля сорок пятого года…

На снимках: рядовой В. Швец, 1945 год; Владислав Александрович в наши дни перед своим очередным выступлением. 

Юрий КИРИЛЛОВ



Комментарии

Написать комментарий

Ваше имя:

Текст комментария
Подтвердите код, изображенный на рисунке

Читайте также

 
Доктрина
09 мая, 2011 | Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ
Доктрина | Наш праздник Наш праздник (73712)
9 мая. Неумолим бег времени. Все меньше живых свидетелей той суровой поры, когда слова «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!» непосредственно касались каждого человека. Дорогие ветераны! От всего сердца мы говорим ва ...
 
 
Национальный герой
10 марта, 2015 | Сергей ПЕТРЕНКО
Национальный герой | Легендарный разведчик: шаг в бессмертие Легендарный разведчик: шаг в бессмертие (7473)
В первые весенние дни есть особый повод вспомнить о широко известном разведчике-партизане Герое Советского Союза Николае Ивановиче Кузнецове. Он погиб, взорвав гранату в гуще окруживших его бандеровцев
 
 
Секретные архивы
30 ноября, 2018 | Владимир Рощупкин
Секретные архивы | Рубежи большой стратегии: Висла, Одер и … Ялта Рубежи большой стратегии: Висла, Одер и … Ялта (25283)
К началу 1945 года военно-политическая обстановка на советско-германском фронте усилиями Красной Армии была бесповоротно изменена в её пользу. Тем не менее Берлин решился на отчаянный шаг, инициатором которого был сам Гитлер
 

Наши партнеры

 
 
 
 

Полезные ссылки

Корпоративная безопасность

Аутсорсинг безопасности

  

Консалтинг безопасности 

Работа в СБ

Проверки на полиграфе

Работа телохранителя  

Проверка контрагентов

Юридический консалтинг

Возврат долгов

Судебная защита Сопровождение сделок
Судебные экспертизы Внесудебные экспертизы Реестр ЧОО НСБ Третейский суд
Системы безопасности Системы контроля доступа Видеонаблюдение Системы охранной сигнализации
Адвокаты Москвы Адвокат по гражданским делам Лучший адвокат Решение вопросов

 


Продолжается работа НСОПБ по формированию федерального Комитета по оценке компетентности организаций ...
Роскомнадзор продолжает мониторить просторы рунета и блокировать ресурсы, которые нарушают действующ ...
В Большом кинозале Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе состоялся Форум ...
22 ноября в пресс-центре медиа-холдинга РБК прошла организованная Гильдией негосударственных структу ...
21 ноября 2018 в Москве дан старт инвестиционной неделе ОАЭ. Инвестиционной Форум Абу-Даби – Москва ...
Решения по вопросам ценообразования и конкуренции на рынке охранных услуг предложат эксперты в ОП РФ ...
22 ноября состоялась конференция «Умный город – безопасный город», организованная МТПП совместно с Р ...
Дни Арктики в Москве
Арктический Форум “Дни Арктики в Москве” – мероприятие с традициями, проводитс ...
Мнение эксперта
Владимир Платонов МТПП
"За последние годы в Москве произошли качественные сдвиги ...
15 ноября 2018 года в рамках IV Форума Комплексной Безопасности «Безопасность. Крым-2018» в ГК "Ялта ...

Если вам нужна новая версия ресурса, вы можете ознакомиться с ней на
psj.ru

[x]

Авторизация

Логин:   Пароль:    
   
  Забыли пароль? | Регистрация    
[x]
        Rambler's Top100